man

Магазин желаний и лавка чудес

Если твое желание не исполняется, значит оно еще...

Previous Entry Share Next Entry
Жить долго и счастливо вымереть?
абг
ifodiano wrote in magazin_chudes
Оригинал взят у rjadovoj_rus в Жить долго и счастливо вымереть?
Оригинал взят у qorban в Жить долго и счастливо вымереть?

Стремление к жизни и её продлению, будь то желание существовать и, как можно дольше, длить это существование, а также бороться с казалось бы неизбежной смертью, является инстинктом. То есть врожденной формой поведения, которая присуща всем живым существам, включая человека. Известный физиолог Иван Павлов, говорил, что даже рефлексы несут в себе функцию самосохранения.

Когда мы говорим о стремлении к жизни, мы говорим о таких глубинных процессах, которые существуют автономно от высших форм сознания. Переломить такие формы сознания достаточно сложно, но при определенных условиях можно.

В начале 20 века, И. Павлов писал, что «При продолжительном ограничении в удовлетворении основных влечений, при постоянном сокращении работы основных рефлексов падает даже инстинкт жизни, привязанность к жизни. И мы знаем, как умирающие в низших, бедных слоях населения спокойно относятся к смерти». Таким образом, мы можем объяснить притупление стремления к жизни у людей находящихся за чертой бедности. Но мы видим такие же, если не более сильные проявления спокойного отношения к смерти или даже стремления к ней и в более обеспеченных слоях общества.

Практически повсеместно, человек, пытавшийся себя убить, первым делом однозначно будет отправлен на обследование к психиатору. Вызвано это тем, что в случае, если попытка самоубийства вызвана психическим расстройством, то человек подлежит принудительной госпитализации в психиатрическую клинику. Т.е. исходя из такой логики, мы должны понимать, что существует две разных причины для самоубийства — патологическая, и, как бы «нормальная».

Очень интересно, что эвтаназия, процесс добровольного ухода из жизни, как бы дистанцируется от явления самоубийства. Например, в западных странах, где право на добровольный уход из жизни законодательно подкреплено. Казалось бы, в некоторых случаях, эвтаназия выглядит даже гуманным жестом — в случаях серьезных неизлечимых заболеваний, вызывающих нестерпимые физические мучения. Но налицо некая странная закономерность: в странах, легализовавших эвтаназию, ежегодно увеличивается количество эвтаназий, причинами которых не являются неизлечимые заболевания и страдания.

Что же сподвигает человека, психически и физически здорового, выбирать добровольный уход из жизни?

Сейчас в нашем обществе можно наблюдать субкультуры, неотъемлемым атрибутом которых явно или скрыто выступает смерть. Например, готы. Исследовательница готической субкультуры Агнес Яспер отмечала общий характерный признак, отличающий принадлежность к этой субкультуре — «провозглашение себя «мёртвым». Помимо того, что разделяющие такой подход к жизни люди добровольно и осознанно ведут смерти подобную жизнь, я считаю, что переход к состоянию фактической смерти для такого человека значительно упрощен, ведь в принципе, смерть в таком случае, это некий идеал, стремление к которому должно быть сильным, если ты участвуешь в этом по-настоящему, а не в фантики играешь.

Иные субкультуры можно отнести к сообществам людей так или иначе играющих в догонялки со смертью — это всевозможные экстремалы. Их общие увлечения зачастую приводят к серьезным травмам или летальному исходу. И, во многих случаях, это вопрос случайности, легкой ошибки, недостаточной сосредоточенности.

Понятно, что разговор об относительно небольших субкультурах, не отражает воззрения общества в целом. А что, если взять для рассмотрения среднего человека с нормальным достатком, как бы естественного, среднестатистического жителя данного времени? Многие социологи и философы, считают, что современное общество сущностно является обществом потребления. Это видно и по экономической модели — производственная машина капитализма способна работать только при непрерывном потреблении, это видно по потребностям общества, лежащим по большей части в материальной сфере и тенденциям происходящим в социальной динамике — коммерциализированный культ тела (фитнес, йога), платность образования, засилье рекламы, появление гигантских супермаркетов, в которых можно буквально жить целый день, и по многому другому.

Чем же может привлечь потребителя добровольный уход из жизни, прекращающий столь милый сердцу шоппинг? Сама по себе логика общества потребления проста, когда речь идет о роскоши, как обладании чем-то избыточным, дорогим и уникальным. В этом отношении можно наблюдать интересный парадокс, на который указал Жан Бодрийяр в «Символическом обмене и смерти»: «Если жизнь — просто потребность продлиться любой ценой, то уничтожение — это бесценная роскошь». То есть, с точки зрения потребителя, смерть, по сравнению с жизнью (которой обладают все окружающие), является более элитарным продуктом.

В той же работе Бодрийяр заявляет о добровольной смерти, как чуть ли не о форме социального протеста. Самостоятельно прекращающий свою жизнь индивид, по мнению Бодрийяра, тем самым обретает свободу от общественного или государственного контроля, насильственно навязывающего ему жизнь: «Запрет самоубийства связан с наступлением закона ценности. Закон может быть религиозным, моральным или экономическим — но он всякий раз говорит одно: никто не вправе убавлять, обесценивать капитал. А поскольку каждый индивид представляет собой частицу капитала (как любой христианин — это душа, которую следует спасти), то, значит, он не имеет права уничтожать себя. Против этой ортодоксии ценностей и восстает самоубийца, уничтожая ту частицу капитала, которой он располагает. Такому нет прощения: бывало, самоубийцу даже вешали за то, что ему удался его поступок».

Стоит ещё упомянуть значительную роль в формировании положительного образа смерти и ценности добровольного ухода в среде вегетарианцев и сторонников экологии. Мировоззрение многих из них основано на том, что планета перенаселена, а человек, своей жизнедеятельностью губит её экосистему, и чем людей больше, тем серьезнее это воздействие. Так, существует специальная «Церковь эвтаназии», основанная Крисом Кордой, которому во сне явился дух земли и поведал о проблемах планеты и пути её решения: «Спаси планету, убей себя!». Или Движение за добровольное исчезновение человечества. Лозунг которого — «Жить долго и счастливо вымереть». Движение предлагает людям добровольно отказаться от дальнейшего воспроизведения человеческого рода.

Получается, что процесс наращивания привлекательности смерти идёт по многим фронтам. Кого-то ловят на том, что смерть — это свобода, кого-то на том, что смерть — это красиво, кого-то на том, что смерть — это избавление от мучений и страданий и прочее. Поддаться, этому повсеместному давлению установок на смерть — значит отказаться от борьбы за жизнь, что равносильно смерти вживе. Ибо сама жизнь, по сути — борьба. Борьба с собой, с обстоятельствами, со стихией, с несправедливостью, да мало ли ещё с чем!... Что человек без этой борьбы? — простейший автомат, исполняющий программу «родился-женился-умер». Жив ли он при этом — большой вопрос.



?

Log in